Каталог статей

Главная » Статьи » Алтай. » Интересное о Горном

Версия для печати Где исчезает Ак-кая

Фото автора

Сухая земля с россыпью оглаженных камней. Белесое небо, желто-красные склоны и коричневые камни, покрытые сверху крепкой и блестящей коркой пустынного загара. Если пнуть ногой такой камень, он перевернется, обнажая серое «брюхо». Наверно, весь наш маршрут можно проследить по цепочке этих перевертышей.

Третий день мы с Ахмедом прокладываем на карте тоненькую нитку маршрута от лесистых окраин Курайской степи через горы к устью Ак-каи. В начале алтайской весны, когда быстро тают худосочные снега в степи, по ее руслу скачет бурный поток, но силы ему хватает на две-три недели. А затем жизнь в неширокой плоской долине замирает, и колючие ветры нещадно треплют чахлые кустики, не дающие ни зелени, ни тени. Вот эта еще мало обследованная долина и была нашей целью: мы искали ртуть.

Когда-то по склону лесистого хребта прошел верховой пал и оставил выгоревшие поляны с серыми сухими стволами, куртинами лилового кипрея и непролазными зарослями колючей малины. Зверье протоптало свои пути-дороги, кой-где помеченные пометом и отпечатками копыт. Мы всецело доверяли звериным тропам. Вот только клочья густой светлой шерсти, застрявшие в нижних сучьях кедров, нас беспокоили. Что за зверь такой?

— Послушай, он совсем голый останется, — удивлялся Ахмед.

Всего полгода назад Ахмед вместе с товарищем, тоже молодым геологом, приехал в Горный Алтай из Азербайджана и попал в стылую зиму. Товарищ Ахмеда сник. Он как-то без интереса делал свою работу, а все свободное время сидел, ссутулясь, у печки и молча смотрел на огонь. А Ахмед ничего. Он тоже скучал, вспоминал Баку, изъяснялся на смешном русском, но жил... Шел с охотой в маршруты и даже начал поговаривать об оставленной невесте.

— Вот получу комнату — привезу...

Весь следующий день, сложив рюкзаки на берегу еще журчащей Ак-каи, мы бродили по россыпям и распадкам и пугали стуком молотков пищух и рогатых, мохнатых зверей, которые убегали на полсотни шагов и с подозрением смотрели на нас, отставив лошадиный хвост. Это были яки, или, как их тут называли, сарлыки — полудикие существа, запущенные сюда с ранней весны и на все лето. Длинная мохнатая бахрома болталась у них на животе, словно юбка, позволяя лежать на снежных завалах, где было меньше оводов и гнуса. Так вот чья шерсть висела на сучьях!

На перевале мы не нашли ни алых зерен ртутоносной киновари, ни измененных горячими водами серпентинитов, и новое утро застало нас бредущими вниз по выгоревшим склонам в сторону лиловой Чуйской пустыни, почему-то именуемой степью. За эти дни мы с Ахмедом уже переговорили обо всем и пошли по второму кругу, поглядывая на дальнюю темную полоску. Там текла Чуя, и на ее берегах были лагерь, вода и тень.

Мы спустились в пологий сухой распадок, бросили на горячую землю выгоревшие брезентухи и долго, лежа, рассматривали в лупы горсти сухого песка — не блеснет ли красная искра киновари...

— Ну и жара... — сказал Ахмед. — Африка...

— А раньше и в Сахаре вода была, — буркнул я, и мы пошли дальше по плоской междуречной равнине, согнувшись под рюкзаками и переворачивая загоревшие камни длинными ручками молотков. Впрочем, никаких рек поблизости не было, и я записал в полевой книжке, что ,правильнее было бы называть эти места поверхностями выравнивания...

— И люди жили? — не унимался Ахмед, обдумывая мои слова о Сахаре.

— Жили, — ответил я сухими губами. — Там и рисунки есть на скалах. Кстати, пойдите посмотрите на киноварь вон те скалы...

Ахмед сбросил рюкзак и не спеша пошел к развалу крупных черных глыб. Я тоже скинул рюкзак и стал доставать полевую книжку...

— Алексей Борисович!!!

На плоских гранях черных камней отчетливо были видны... рисунки. Мы забыли про жару и манящий лагерь — зарисовали, сфотографировали и даже сняли копии рисунков, покрыв их калькой и протерев графитовым порошком. Не берусь судить о породе изображенных зверей с прямыми и закрученными рогами. Одни похожи на козлов, другие — на зайцев с торчащими ушами. Кто и когда высекал эти рисунки? Почему они оказались в пустыне, вдали от дорог и жилых мест? Может быть, как и в Африке, они говорят о более влажном климате прошедших времен? Ведь назван же поселок, лежащий в середине этой Чуйской степи-пустыни, — Кош-Агач, что в переводе значит «прощай, лес». Может, и тут, на склонах Чаган-Усуна, был лес и были звери? Кажется, никто из историков в этих местах не был, возможно, что здесь найдутся и другие рисунки. Поискать бы...

Знакомые геологи недавно передавали, что Ахмед прижился на Алтае. Стал начальником партии и ищет ртуть где-то на склонах Белухи.

А. Русанов, геолог


Источник: http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5402/
Категория: Интересное о Горном | Добавил: Черника (07.01.2010) | Автор: Черника
Просмотров: 143 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас Гость